Меню сайта

Главная страница
Форма входа
Категории раздела
Детство [2]
РАссказ Александра ВЫсоковского о его детстве.
Поиск
Главная » Файлы » Биография Александра Высокоского » Детство

Детство. Часть 2.
[ ] 11-Июл-2008, 17:34
«Детство» (продолжение) ...В 1969 году мы переехали из Болшева в Москву, в свою первую собственную квартиру с соседями. Папу перевели на работу в какой-то «ящик». А маме теперь не надо было ездить на электричке. До ее строительного управления можно было добраться на метро. И «меченосец» переехал вместе с нами. Папа купил десяти литровый аквариум и еще рыбок ,так что и у него началась другая жизнь. Теперь ему не было скучно. После соснового леса с запахом хвои и звенящей тишиной, нарушаемой лишь изредка гулкой «дробью» дятла, мы оказались в настоящих «каменных джунглях». Наш дом № 10 на улице « 5 Магистральная» стоял у самой дороги со всех сторон окруженный, промышленными предприятиями. Из окна нашей квартиры открывался грандиозный вид на территорию плодоовощной базы. С левой стороны мрачным замком Дракулы возвышался элеватор, а с права тянулись бесконечные заборы автобаз и еще бог весть каких предприятий. В общем, я смотрел из окна нашей новой квартиры, и с нескрываемым удовольствием предвкушал приключения, которые меня ожидают в этом «мальчишеском раю». Я внимательно изучал окружавшую наш дом местность в папин полевой бинокль и потирал ладошки, отмечая объекты будущих «исследований». Вот брошенный самосвал со спущенными колесами и выбитыми стеклами кабины, вот проходная овощной базы, где выстроились в длиннющую очередь на весы грузовики с арбузами и капустой. Ага,...а вон видна узкоколейка, по которой таскает вагоны маленький маневровый тепловоз. Да-а-а-а. Есть где развернуться. В общем, я был счастлив. А мой новый детский сад вообще располагался прямо в нашем доме, в нашем подъезде на первом этаже. Так что, для того чтобы попасть в группу, надо было просто спуститься по лестнице и позвонить в дверь. Этим обстоятельством особенно восхищались родители. Так что, и они были по-своему довольны нашим новым местом жительства. 1 сентября 1970 года я пошел в первый класс. Это был волнующий день. Школа № 643, в которой мне предстояло учиться, располагалась вдали от дома, на Хорошевском шоссе, возле хладокомбината на котором делали мороженное. Я был в новенькой «мышиной» форме с классическим, огромным букетом розовых гладиолусов. Дорога в школу пролегала как раз, через все мои «любимые места», узкоколейку, гаражи, «немецкий поселок». «Немецким поселком» тогда называли двух этажные дома, обсаженные яблонями, которые якобы после войны строили пленные немцы и яблони сажали тоже они. Яблоки там были огромные и сочные. С моим новым приятелем и соседом по лестничной клетке Игорьком, мы частенько совершали набеги на этот поселок, обтрясая эти самые яблони. А еще, Игорек показывал мне квартиру где, по его словам, и сейчас живет фашист. Я верил ему , так как он жил в этом районе с рождения. Мы рисовали мелом на этой обтянутой старым дерматином двери звезду и скрывались. О, вы понимаете, как долг будет, потом мой путь из школы домой. В школе я сразу прослыл «трудным» учеником. Первый вызов родителей к классному руководителю произошел в первом же классе, в первую же неделю моей учебы. На старой деревянной парте, с отверстием под чернильницу, сохранившей на себе еще «памятные» надписи учеников с тридцатых годов, я тоже решил оставить свой «автограф». Движимый, внезапно обуявшими меня в перемену после «урока мужества» патриотическими чувствами, я, найдя на парте свободное от других надписей местечко, старательно выцарапал гвоздиком свастику, подвел к ней стрелку и написал слово из трех букв. Это слово я часто встречал на заборе овощной базы и стенах гаражей. Честно скажу, что тогда я действительно не знал, что означает это короткое слово, но точно знал, что нечто «очень-очень» плохое. Так я хотел выразить свое непримиримое отношение к фашистам. Моя первая классная руководительница, учившая меня писать и читать, была в шоке. Это было, наверное, первое слово которое я написал без ошибок. Нет, еще было слово «МИР». Вызванный в школу отец, с пониманием отнесся к «из ряда вон выходящему» происшествию и устроил мне дома «ликбез». Попа моя, наконец, познала, что такое отцова длань. Но истинного значения того загадочного слова, я тогда так и не узнал. Это произойдет чуть позже. Но зато в классе появилась одна единственная свежевыкрашенная парта. Это была моя парта. Красил ее мой папа. Так я и рос обычным московским мальчишкой из обычного московского двора, каких было бесчисленное количество в Москве семидесятых годов. Помните, как в сказке о Малыше и Карлсоне, кстати, самой любимой моей сказкой с детства? «... В самом обыкновенном городе, в самом обыкновенном доме, жила самая обыкновенная шведская семья...»? Моим «Карлсоном» в то время был вышеупомянутый сосед по лестничной клетке Игорек. Игорек совсем не был похож на « в меру упитанного» Карлсона. Напротив это был худющий, вечно голодный, мальчишка из бедной, очень пьющей семьи. Целыми днями он был предоставлен сам себе, и ни с кем, кроме меня «не водился». Когда дома не было родителей и соседей , я приводил Игорька к нам на кухню и скармливал ему оставленный мне мамой «ненавистный обед». Вот с Игорьком то я и совершал незабываемые прогулки по крышам и чердакам близлежащих домов, заборам автобаз, и окрестным свалкам металлолома. Любимым моим занятием зимой в ту пору было гонять шайбу во дворе, поставив вместо ворот деревянный ящик из под овощей. «Ледовые сражения» разворачивались не шуточные, особенно после исторической серии встреч между «канадцами» и «нашими» в 1972 году. Гоняя шайбу, мы играли в Мальцевых, Харламовых и Филов Эспозито. Коньков у нас не было, и мы бегали просто в валенках с клюшками из слоеной фанеры. «Такой хоккей нам не нужен!»- кричали мы, повторяя крылатые слова комментатора Озерова, и при первом удобном случае кидались друг на друга с кулаками, прямо как там, в телевизоре. Этим занятием мы могли заниматься с утра до позднего вечера, пока родители силой не разведут нас по домам. «Кем же ты станешь, когда вырастешь, мальчик?» На этот классический вопрос взрослых, в то время я отвечал не задумываясь. «Я буду шофером!» - твердо говорил я. Мне действительно ужасно нравились эти взрослые дяди в рваных телогрейках и замасленных кепках с вечно черными от мазута руками. Они приезжали на овоще-базу, на своих огромных самосвалах доверху гружеными капустой или картошкой и курили папиросы в долгом ожидании очереди на весы. Я мог часами просиживать возле проходной, наблюдая за процессом взвешивания. Я уже знал многие машины по характерным отметинам. И водителей знал в лицо. Мне жутко хотелось быстрее вырасти и тоже стать как они, серьезным, уставшим, в кепке, с черными от мазута руками и курить папиросы. Я играл в шофера в том самом брошенном самосвале, который высмотрел в папин бинокль еще в первые дни, когда мы переехали. Часами я крутил баранку жужжа себе под нос, и по долгу «ремонтировал мотор» отвинчивая под капотом какие то гайки. Приходил домой уставший. Бабушки на лавочке возле подъезда спрашивали :-« Сашенька, ты что же такой чумазый? Где же ты был?». А я тяжело вздыхал и, вытирая руки тряпкой, очень серьезно отвечал: - « Да, на работе. Опять мотор забарахлил в рейсе.» Помню, мама ужасно расстраивалась, стирая мои рубашки и штаны. Но она никогда не ругала меня. Кто знает, может быть в результате, я и стал бы шофером, если бы дорос до взрослой жизни в том дворе на пятой магистральной улице. Но судьба распорядилась иначе. В 1971 году мои родители «купили мне в магазине» братика Димочку. А через три года он трагически погиб, случайно отравившись папиными таблетками. Ему нельзя было есть сладкое, поскольку у него был диатез. А те таблетки были в сладкой оболочке. Он думал, что это конфетки, и съел всю пачку. Мама в это время что-то готовила на кухне. А когда она зашла в комнату, он был уже без сознания. Врачи не смогли его спасти. Это событие просто напрочь сразило моих родителей и меня. Спустя несколько месяцев, мы переехали на другую квартиру. Помогли сослуживцы мамы по строительному управлению. Мы переехали в новостройку, в Теплый Стан. Там через год родился мой второй братик Кирилл. Только после его рождения нам всем немного полегчало. Мама и папа казалось снова стали жизнерадостными как прежде, только в их волосах не исчезли рано появившиеся седые волосы. Наш дом был только на половину заселен, а остальные только строились. Вокруг были поля, пруды с карасями, и не тронутые цивилизацией леса. Лес начинался прямо за нашим домом. Там я гулял с коляской, в которой спал мой новый брат, и присматривал деревья, на которые можно было забраться, что бы построить на ветках шалаш. Новое место - новые игры. Теперь не было поблизости гаражей и автобаз. И я с моими новыми друзьями играл в индейцев и партизан. Но все равно я скучал по нашему двору на пятой магистральной, по «моему самосвалу» оставшемуся без присмотра и другу Игорьку. Ведь он ни с кем кроме меня не водился... Работы в Театре: А.Червинский, «Счастье Мое», Сенечка 1990г. Синг, «Герой», Шон Кьоу 1990г. Т.УильямсВысоковский «Стеклянный Зверинец», Джим 1990г. А.П.Чехов, «Сказки Мельпомены», Генерал в бане, директор Гимназии на свадбе 1990г. Н.Островский «Правда хорошо ,а счастье лучше», Курослепов 1990г. У.Шекспир. «Антоний и Клеопатра», Антоний 1990г. У.Шекспир. «Гамлет», Гамлет 1990г. Метерлинк. «Синяя птица», Хлеб 1991г. Мольер. «Полоумный Журден», Учитель пения 1990г. Ф.Г.Лорка. «Йерма», Виктор 2004г.
Категория: Детство | Добавил: Christine
Просмотров: 744 | Загрузок: 0 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 2
2  
Саша, даже не могла подумать, что у тебя талант писателя. Ты, конечно, многогранен, но чтобы так писать... Молодец! Прочитав о твоём детстве, поняла, что все мы друг о друге очень мало знали.

1  
Хорошо написано! smile Мастерски. Интересно. А продолжение будет? smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Counter
Наш опрос

Главная страница
Site search
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вы вошли как Проходил мимо | Группа "Гости"Приветствую Вас Проходил мимо | RSS


Главная | Регистрация | Вход
Copyright MyCorp © 2018